Printer Friendly, PDF & Email
28 июня, 2019
Опубликовал: manager

  Александр Степанченко

Когда сенегальский религиозный деятель XIX века Амаду Бамба приказал своим последователям написать трактаты, призывающие их соотечественников отвергнуть французское колониальное правление, он призвал использовать их родной язык — волоф. Когда нигерийская писательница Нана Асмау писала о  Пророке Мухаммаде (мир ему и благословение) в начале 1800-х годов, она сделала это на господствующем в Западной Африке языке хауса. Когда придворный поэт XVIII века Сайид Айдаруси почтил своего учителя адаптацией арабского эпоса «Умм аль-Кура», он сделал это на преобладающем в регионе языке, на котором сейчас говорит 50 миллионов восточноафриканцев — суахили.

Хотя все трое писали на своих родных языках, каждый из используемых ими языков очень напоминал арабский. Дело в том, что они использовали африканизированные версии арабского алфавита, которые все вместе называются «аджами». «Аджами» происходит от арабского a'jamiy, что означает «иностранец» или более конкретно — «неарабский». Исторически арабы использовали это слово для обозначения неарабских вещей, которые были заимствованы у персов или греков.

Несколько последних веков в исламской Африке слово «аджами» стало означать африканский язык, написанный арабским шрифтом, который часто был фонетически адаптирован для облегчения местного употребления и произношения по всему континенту, от эфиопского нагорья на востоке до джунглей Сьерра-Леоне на западе.

На рынке нигерийского города Кано продаются тысячи книг, написанных на языках аджами. Тем не менее, многие люди, читающие эти книги, нигерийским правительством официально считаются «неграмотными», что исключает аджами из школьной программы. Исследования показали, что 80 процентов из примерно 50 миллионов носителей хауса в Африке могут читать и писать на языке аджами. При этом официально они считаются «неграмотными», потому что, в Нигерии и других странах Западной Африки грамотность определяется лишь умением писать и читать на арабском или одном из колониальных языков на основе латинского алфавита.

В итоге десятки миллионов местных жителей, которые принадлежат к народам хауса, волоф, или фулани, считаются неграмотными. Многие африканцы считают несправедливой ситуацию, при которой арабский алфавит, адаптированный для использования в других частях мусульманского мира, на африканском континенте считается неполноценным.

В этой связи местные ученые напоминают, что в свое время латинский алфавит был адаптирован для использования, скажем, в немецком и турецком языках, но немцы и турки, которые могут читать их соответствующие адаптации, считаются грамотными, в то время как африканцы, которые читают и пишут на аджами, не считаются таковыми на своей родине.

ajamy-1.jpg

Представители народа хауса. Западная Африка

История распространения и развития аджами почти не отличается от распространения латыни в Европе. В средние века латынь была церковным языком, но ее буквы были приняты для использования во французском, немецком, испанском, английском и других европейских языках. Подобные орфографические миграции и адаптации произошли во всем мусульманском мире. В Пакистане, например, литературный язык урду использует арабский алфавит в его персидской интерпретации. Точно также в Малайзии возник язык джави, испытавший на себе сильное влияние арабского языка. Похожая ситуация и с языком фарси в Иране.

По мнению современных исследователей, понимание и признание аджами, может пролить свет на новые главы истории Африки, рассказанные с точки зрения коренных жителей континента, которые еще предстоит изучить ученым. Читая на языках аджами, можно узнать, как жители Западной Африки воспринимают себя в контексте местной истории, а не в отчетах европейских путешественников или колониальных чиновников. Тексты на языках аджами открывают доступ к тому, что африканские мусульмане сотни лет назад думали и говорили на своих родных языках.

История аджами переплетается с историями о том, как ислам пришел в Африку тринадцать веков назад. Впервые ислам достиг Африки в Египте, всего спустя десять лет после смерти Пророка Мухаммада в 632 году нашей эры. К 750 году он распространился через Северную Африку и Средиземноморье на Пиренейский полуостров и южную Францию.

К югу от Сахары ислам проникал постепенно, двигаясь вдоль сети древних торговых путей, которые связывали прибрежные средиземноморские земли с дельтой реки Нигер на западе и портами Индийского океана на востоке. Единственное существо, которое подходило для такого тяжелого путешествия — верблюд. Мусульманские торговцы двигались на юг в поисках золота, слоновой кости и рабов в обмен на соль, медь и текстиль. На арабском языке они назвали весь регион к югу от Сахары Билад аль-Судан, или «страной негров», а торговые города, в которых они вели бизнес, стали синонимами экзотики и богатства: Гао, Дженне, Кумби Салех и самый легендарный из всех — Тимбукту.

Но в дополнение к соли и шелку эти торговцы принесли с собой арабскую письменность и язык. Одновременно с этим они проповедовали истины ислама. Самым ранним городским центром, в котором приняли ислам в конце Х века, был город Гао на реке Нигер в Мали. Затем ислам стали принимать и в других африканских государствах, расположенных вдоль излучин великой реки: Такрур, Сонхай, Канем-Борну. К XI веку сообщения об этих и других процветающих исламских государствах дошли до Аль-Андалуса.

В связи с этим живший в то время географ и историк Аль-Бакри записал в своей книге «Китаб аль-Масалик ва аль-Мамалик» («Дороги и царства»):

«Город Гана состоит из двух городов, расположенных на равнине. Один из этих городов, в котором проживают мусульмане, большой и имеет двенадцать мечетей, в одной из которых они собираются на пятничную молитву. Есть там имамы и муэдзины, а также юристы и ученые».

Эти юристы и ученые, а также торговцы оказались критически важными не только для распространения ислама, но и для развития аджами. С самого начала ислам был религией грамотных людей. Знание ислама означало знание книги Божественного откровения — Корана. Следовательно, куда бы ни шел ислам, там создавались центры обучения, обычно при мечетях, где дети учились читать и писать по-арабски. Таким образом, для членов африканских обществ, в которых преобладали устные традиции, арабский язык был первым письменным языком, с которым они познакомились.

ajamy-2.png

Древний манускрипт, написанный на аджами

Тем не менее, хотя арабский язык был языком Корана, а также нескольких школ исламского права (шариата), он не мог удовлетворить все потребности политически сложных государств региона. Например, когда живший в XVI веке правитель города-государства Кано подписал один из документов, он мог написать свое имя «Мухаммад» на арабском языке, но ему потребовался специально адаптированный сценарий для перевода его фамилии «Руфа» с языка хауса.

Самым ранним сохранившимся текстом аджами являются вырезанные на каменной гробнице в Гао надписи, которые датируются ХI-XII веками. Самая старая рукопись на аджами датируется XVI веком. Она написана на языке тамашек, на котором говорили кочевники-туареги. Для того чтобы понимать аджами, недостаточно знания арабского и аджами, нужно разбираться еще в конкретном местном африканском языке, на котором написаны тексты.

В настоящее время аджами получает все большую популярность, особенно в Западной Африке, где он становится знаком идентичности местных мусульман, стремящихся с помощью языка сохранить наследие древних цивилизаций.

 

Поделиться