Printer Friendly, PDF & Email
20 февраля, 2019
Опубликовал: manager

Благодаря бакинскому общественному объединению «Идрак», читатели получили возможность ознакомиться с трудом одного из величайших мусульманских ученых XX в., палестино-американского мыслителя Исма‘ила Раджи аль-Фаруки «Ислам. Религия, практика, культура и миропорядок» (аудиоверсия в конце статьи).

С 1968 г., вплоть до своей трагической гибели, последовавшей в 1986 г., аль-Фаруки являлся профессором исламоведения и истории религий кафедры религиоведения Темпльского университета (Филадельфия, США). Ему же принадлежит пальма первенства в создании в 1981 г. в Соединенных Штатах Международного института исламской мысли, служащего важным центром консолидации научных усилий, основанных на исламском мировоззрении, идее возрождения ценностей и принципов Ислама и обновлении исламской мысли.

Произведение аль-Фаруки вполне можно расценивать как своего рода интеллектуальное пособие как для мусульман, так и немусульман, одним из достоинств которого является представление автором Ислама с различных сторон, к тому же очень доступным языком.

Другое дело, для понимания сказанного ученым важно хотя бы базовое осознание основ жизни и наличие определенных знаний.

 
Богатый мир человека

Прежде всего, аль-Фаруки констатирует, что любой исламский суд признает мусульманином каждого, кто «сознательно и официально» засвидетельствовал, что «нет иного бога, кроме Аллаха, и Мухаммад – Посланник Его». От человека, произнесшего данное свидетельство (шахаду), «закону больше нечего требовать для доказательства его веры». Однако, хотя шахаду, по словам аль-Фаруки, можно считать «входным билетом» в Ислам, «каким бы важным» для исламской религии ни было принятие ее новым лицом, данный шаг «никак не оправдывает человека в глазах Бога». Так как в этом направлении важны «дела и поступки» индивидуума, а «не вера сама по себе». Но именно здесь кроется такой нюанс, что «Бог может простить величайшего из грешников», отказав в спасении «благодетельному из-за отсутствия в нем веры и серьезного отношения».

Аль-Фаруки рассуждает таким образом, что мусульманин верит в создание Всевышним людей «ради определенной цели», проявляющейся в возможности совершения человеком благих дел. Потому земную жизнь людей Коран изображает свободным соревнованием, каждый из участников которого «стремится к более достойным, благородным и величественным деяниям». Тем самым, «мир располагает человека к действию: в нем возможно воплощение добра, истины и красоты».

Без сомнений, человек по своей природе действительно склонен к греху, к пренебрежению божественными постулатами и ослушанию, говорит аль-Фаруки, однако в то же время он склонен к покорности Богу, совершению благих дел и нравственных поступков. В этом разрезе важнейшее преимущество человечества состоит в возможности самостоятельно «выбирать свой путь». Это вполне понятно, поскольку в ином случае «никто в здравом уме не счел бы его ответственным в том, что касается морали».

По Исламу, рождаясь невинным, каждый из людей остается таковым до тех пор, «пока не сделает себя виновным своими поступками». Но при этом Ислам не признает «первородного греха»: Коран преподносит «ослушание Адама» «в качестве его личного проступка», за который он раскаялся, а Господь простил его. Таким образом, Ислам «не деморализует человека, объявляя его существом, обязательно и неизбежно грешным по факту его появления на свет», а заверяет, что «Бог не творит ничего понапрасну», и индивидуум «был создан достойным для положения наместника Всевышнего на Земле».

Говоря иными словами, не считая человека «проклятым до его рождения», мусульманская религия «отвергает воззрение, согласно которому Богу необходимо было искупить грехи человека жертвой».

 
О всеобщем равенстве

Опираясь на коранические аяты, аль-Фаруки отмечает, что человек должен считать других людей равными себе и относиться к ним сообразно этому. Его нравственные поступки, посредством которых он реализует волю Всевышнего, «должны затрагивать все человечество». По крайней мере, он обязан стремиться к этому, не ставя одних людей выше других, раз «осознает необходимость быть добрым и справедливым».

Все люди равны, а это значит, что «никого нельзя называть еретиком». Лишь Создатель «есть Прощающий, Карающий, Судья и Единственный Господин», без передачи этого права священнику. Тем самым, «полномочия» Бога не переданы «ни одному созданию, поскольку это нарушило бы Его трансцендентность, привело бы к потере роли единственного владыки и судьи людей». Никому «не подвластно распределять Его могущество», а вынесение приговора «всей жизни человека или любому его деянию» есть исключительно «прерогатива Бога, а не человека».

 
Свобода для исполнения постулатов

В то же время, мусульманин верит, что «наш мир есть мир Бога», в котором мечта может быть воплощена при исполнении человеком своего долга и покорности божественному призыву. Аль-Фаруки пишет о том, что Всевышний желает, дабы люди совершали благие поступки, в действительности превращающие «данный мир в идеальный». «Иной мир – Рай или Ад» проявляется «в смысле наказания или награды», становящихся «осуществлением приговора суда» над индивидами.

Ислам принимает жизнь именно в таком формате: «мы либо достигнем успеха, поступая правильно», либо, в противном случае, «столкнемся с провалом». Будучи свободными и ответственными, все, что мы совершаем, в конечном счете, обернется в пользу или против нас, то есть в Судный день мы «получим то, чего заслуживаем». Потому в наших интересах выбрать путь благочестия и совершения нравственных поступков, ибо, с одной стороны, положительные деяния «приносят нам счастье», создавая условия для наличия идеального в земном мире; с другой — они «гарантируют нам блаженство» в Следующей жизни.

 
Один на один с Аллахом

«В мир вплетен божественный узор, — подчеркивает аль-Фаруки, — поэтому он есть упорядоченный космос». Дорога людей к Творцу, создавшего человека «разумным, свободным и ответственным», открыта и свободна. Поэтому «исповедующиеся перед Ним, просящие Его могут обращаться напрямую к Его божественному присутствию».

Главное здесь — понимание того факта, что «молитва человека достигает Бога без каких-либо посредников», потому что Ислам отвергает духовенство и священническую иерархию. По этой причине, «многовековая узурпация духовенством полномочий посредника между Всевышним и человеком подошла в Исламе к концу».

По словам аль-Фаруки, намаз является проявлением дисциплины. Все его составляющие (омовение, точное время исполнения, количество коленопреклонений и простираний) способствуют появлению в человеке настроя, отвечающего нравственной самоотдаче при обращении к Богу. Коран говорит, что совершение намаза бесполезно, если оно не побуждает к совершению нравственных поступков. А вот искреннее отправление молитвы помогает осуществлению благих деяний, позволяя концентрироваться во имя Бога. Происходит это по той причине, что намаз, напоминая человеку о Всевышнем, пять раз в день обращает лицо верующих к Господу. Более ясного пути к праведности не может быть по сути.

 
О богатстве и закяте

Очень интересно аль-Фаруки отражает аспект материального благосостояния созданий Аллаха. Любое имущество и богатство принадлежат Богу, говорит он. Да, индивид волен иметь столько собственности, сколько считает нужным — пользуясь любым из дозволенных способов для ее обретения. Главное, чтобы это шло вразрез с законом. Потому зарабатывание денег — «законное действие, если человек не крадет их, не жульничает и не забирает силой».

В целом, стремление к благосостоянию, пишет ученый, это одно из проявлений «естественных человеческих забот», обусловленных «необходимостью выживания (в контексте которого она представляет собой поиск еды, крова, одежды и комфорта), а также хилифа, или наместничеством (объектом которого выступает удовлетворение собственных материальных потребностей и нужд всего человечества)». Но в этих рамках однозначно проявляется «абсолютная необходимость» в подчинении «указанного процесса нравственному закону», что принимает форму конкретных правовых норм. В ином случае люди опускаются до уровня «животного материализма, захвата и эксплуатации».

Здесь может возникнуть вопрос: почему в Исламе, даже когда не нарушаются предписанные правила зарабатывания материальных средств, «богатство не считается законным», если не соблюдается норма закята? Ответ прост. Безусловно, «нравственный закон регулирует приобретение имущества», но ведь должно регулироваться также его «использование и/или продолжительное обладание им», не так ли? Не будь в нашей жизни цели, «помимо самого ее существования», не было бы и спроса «с обладателя имущества». А ведь Ислам «определяет благо через абсолютные законы, отсылающие к воле Бога и Его приказаниям, к трансцендентному порядку, который является финальной целью любого нравственного действия». В этом свете мусульманская религия и посчитала необходимым «регулировать» расход богатства людей, иными словами, регулировать «владение и потребление» — в целях разделения (в «определенной степени») приобретенного «с другими людьми».

Аналогичного подхода «требует и благотворительность», появившаяся одновременно с рождением первых людей. Как фиксирует аль-Фаруки, ни одна из доисламских религий и этических систем не включила акт благотворительности в обязательность — в аспекте становления процесса «в институт распределения полномочий по ее сбору и распределению». Как раз «в попытке решить указанную проблему» Ислам и ввел в жизнь институт закята.

В общем-то, верующий может делиться своим богатством со своими ближними в желаемой мере; это есть садака. Но при этом на каждого возлагается обязательство ежегодно передавать в пользу мусульманского государства 2,5% от всего своего состояния — в целях «перераспределения» для нуждающихся (фактически обязательный налог в пользу бедных).

 
Аль-Фаруки о посте и хадже

Говоря о предписании Ислама всем здоровым взрослым мусульманам держать пост в месяц Рамадан, аль-Фаруки раскрывает, что исламская религия абсолютно не ставит задачу приравнять «праведность к жертвенности или самопожертвованию». Аллах лишь желает своему творению быть «свободным, здоровым и счастливым», видя в посте «лучшее упражнение в искусстве самоконтроля и дисциплины». Каждый день Рамадана расценивается Исламом «как новое испытание, которое, будучи успешно выполненным к закату, может быть вознаграждено едой, торжеством и радостью». Кроме того, соблюдающий пост сочувствует всем нуждающимся, в связи с чем в месяц Рамадан рекомендуется каждодневно делиться пищей со своими ближними, в особенности, с неимущими.

Что касается паломничества, в понимании аль-Фаруки, совершением хаджа паломник «подтверждает признание» им факта сотворения Всевышним мира и всех земных созданий (при полном равенстве людей).

 
Женское время

Рассуждает аль-Фаруки и о «женском вопросе» в Исламе. Как отмечает мыслитель, согласно промыслу Всевышнего, мужчина и женщина настолько взаимно соответствуют друг другу, что каждый из них вполне может «найти спокойствие и удовлетворение в другом». Цитируя аят: «Ваши жены — одеяние для вас, а вы — одеяние для них» (Коран, 2:187), аль-Фаруки фиксирует, что в этих словах Аллаха одновременно подразумевается и взаимная близость, и их взаимозависимость. Вместе с тем, гендерные различия не мешают идентичному соблюдению мужчинами и женщинами религиозных обязанностей, что «делает оба пола абсолютно равными».

Таким образом, впервые в мировой истории женская часть человечества была наделена «неопровержимой и независимой правосубъектностью и всей полнотой гражданских прав». Так, в качестве юридического лица взрослая женщина получает в Исламе право сохранять свое имя на всю жизнь; обладать и продавать движимое и недвижимое имущество по своему усмотрению.

Согласно учению Ислама, женщина не является источником зла, т. к. не искушала Адама; поэтому «ни дьявол, ни смерть, будь то физическая или нравственная, не пришли в мир через нее». Будучи «невинной», она оказывается «благом, утешителем, источником счастья и удовлетворения для мужчины», а мужчина становится «таковым для нее».

Что касается брака, то, по Исламу, это — «гражданский договор (но не таинство), посредством которого партнеры со всей свободой и ответственностью объявляют свои намерения считать отныне друг друга окончательной парой». С учетом же предоставления женскому полу всех гражданских прав (включая полную свободу «диктовать условия своего брака») и «страхового полиса» против развода («пустые строки» которого она может заполнить), Ислам видится лучшим «другом» женщины. Эта религия предписала «целый ряд этических указаний», в т. ч. отношение к ней «с любовью и добротой». Но при этом на жен возлагается обязанность «соблюдать свое целомудрие, следить за домом и вместе со своими мужьями осуществлять самые высокие предписания исламского общества и государства».

В то же время, параллельно, в целях освобождения женщин от необходимости работать для обеспечения своих потребностей, Ислам приказал ее ближайшим родственникам-мужчинам поддерживать их на том же уровне, что и самих себя. Этот пункт приостанавливается лишь при замужестве женщины, так как в этом случае аналогичная обязанность ложится на плечи мужа. Данное предписание, как конкретизирует ученый, действует также после развода или овдовения, за исключением моментов, когда она разведена, будучи беременна или вскармливая ребенка. В этом случае ставший бывшим муж обязан по закону поддерживать ее и ребенка в течение двух лет после родов. Учитывая такое обеспечение на протяжении всей жизни, Ислам предписал, чтобы женщина наследовала только половину доли мужчины.

 
Природа вокруг нас

Очень красиво аль-Фаруки рассуждает об окружающей нас природе, которую именует упорядоченным космосом или созданным Аллахом театром, на сцене которого человек должен осуществлять добрые деяния.

По аль-Фаруки, все происходящее в природе протекает «в соответствии с естественными законами», то есть в контексте божественного постановления. Значит, природа «упорядочена», и внутри нее «функционирует причинная детерминация». Однако, чтобы приблизиться к раскрытию ее секретов, подходить к природе необходимо, «вооружившись научными исследованиями и экспериментами». При определенной подготовке могут приоткрыться немало секретов.

Данный фон приподнимает завесу над причиной жадности, с которой арабы Аравийского полуострова, ранее не развивавшие какую-либо науку, с энтузиазмом «набросились на научное наследие классической древности». Потому к 800-му году «не осталось никаких научных и философских достижений древности», которые не были бы освоены мусульманами.

Здесь, как пишет аль-Фаруки, важно подчеркнуть отсутствие в Исламе предела для пользования человеком благами природы — через призму следования нравственному закону. Последний запрещает такое отношение к природе, «которое может нанести вред соседу» (под таковым «исламский универсализм» подразумевает всех людей, как ныне здравствующих, так и вновь появляющихся на свет).

 
Дискуссионные вопросы

Не обходит аль-Фаруки своим вниманием и вопросы, дискуссии вокруг которых не стихают уже много веков. Так, отмечая то, что мусульмане уделяют значительное внимание «чтению вслух и переписыванию текста Корана», он обосновывает этот феномен убежденностью верующих в том, что они «рецитируют ipissima verba (наиподлиннейшие слова) Бога». Но, продолжает мыслитель, тексты Сунны «не обладают таким безусловным авторитетом»; мусульмане осознают ее подверженность искажению при устной передаче «первыми четырьмя поколениями верующих». Посему приверженцы Ислама «всегда осторожны и стараются маркировать заслуживающие доверия хадисы» как «достоверные» или «подлинные» (ас-сахиха).

Рассуждает аль-Фаруки и об уходе человека из земной жизни. Рассматривая, в частности, «смертность Мухаммада», он фиксирует, что этот факт видится не «недостатком» пророка, а, напротив, его достоинством. Посланник «получил откровение Бога» как земной человек и в этом же измерении довел его человечеству (всей своей жизнью продемонстрировав следование ему). Так вот, утверждает мыслитель, «пример Мухаммада не был бы столь поучительным», обладай он «божественной сутью».

 
Заключение

Конечно же, невозможно рассмотреть в рамках столь небольшой рецензии все поднимаемые в труде аль-Фаруки «Ислам. Религия, практика, культура и миропорядок» темы. Однако даже вышеотмеченные моменты позволяют уловить направленность мысли этого прекрасного ученого, как бы подвигая и нас к размышлениям вокруг озвученных вопросов.

Остается надеяться, что книга аль-Фаруки будет востребованной читателями.

Поделиться