Разработка и накопление биологического оружия (БО) на обоих геополитических полюсах продолжались и после подписания Конвенции 1972 г. из-за отсутствия механизма проверки исполнения положений этого документа.
Printer Friendly, PDF & Email
25 декабря, 2013
Опубликовал: Islam.plus

Продолжение, начало см. часть I

О надеждах и перспективах современного мира. 
Думаем вместе

Часть II

Перепрыгиваем в центр Евразии

По данным бывшего главного специалиста Московского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии (МНИИЭМ) Игоря Домарадского, с конца 1960-х гг. в Советском Союзе начались повсеместные разговоры об успехах в области молекулярной биологии и молекулярной генетики за рубежом, об отставании СССР в данных сферах. «С чьей-то легкой руки этим заинтересовался военно-промышленный комплекс», пополнявший «получаемые от разведки» данные информацией «наших ученых». В результате была создана специальная комиссия, которую стали знакомить «с постановкой дел по разработке биологического оружия» [9]. 

Считается, что речь тогда шла о военном времени, когда параллельно атаке на поле битвы рассматривалась возможность нанесения ущерба тыловому обеспечению противника. Причем не только по материализованному фактору (предприятиям), но и по мозговым центрам. То есть подразумевалось фактическое создание (производство) возбудителей, могущих пробить иммунитет человека путем успешной нейтрализации защитной реакции существующих вакцин и антибиотиков неприятеля. Но при условии отсутствия аналогичного или побочного воздействия на свои войска. Поэтому помимо задачи беспроблемной доставки «продукта» со всеми первоначальными свойствами посредством баллистической ракеты или артиллерийского снаряда ставилась задача придания бактериям секретного кода, разгадка которого оказывалась бы не под силу специалистам противостоящей стороны. 

По свидетельству И.Домарадского, с целью «догнать и перегнать потенциального противника» под крышей Главного управления микробиологической промышленности при Совмине СССР возник Межведомственный научно-технический совет по молекулярной биологии и генетике (под председательством вице-президента АН СССР, директора Института биоорганической химии, академика Юрия Овчинникова). Так возникла Организация п/я А-1063 (НПО «Биопрепарат» или «Система»). Весьма симптоматично ее рождение на фоне присоединения СССР к принятой в 1972 г. Международной конвенции о прекращении экспериментов с военными биопрепаратами – бактериологическим и токсинным оружием, которая была ратифицирована Москвой в 1975 г.

Постепенно «вещи стали называть своими именами», хотя, как отмечалось, получение штаммов микроорганизмов с заданными свойствами рассматривалось лишь как «прелюдия к настоящему делу». В середине 1970- гг. «мы рассчитывали, что введение в клетки возбудителя чумы гена какого-нибудь токсина приведет к созданию микроба, обладающего более ценными свойствами для военных, нежели неизмененные бактерии». Однако, «приобретая нечто новое», микроб «часто терял... более важные видовые признаки». 

Но вскоре успешно завершился один из экспериментов. Был найден способ передачи чужеродной генетической информации штамму EV как модельному штамму чумного микроба, особенно интересовавшего военных [9]. 

После Конвенции 

Разработка и накопление биологического оружия (БО) на обоих геополитических полюсах продолжались и после подписания Конвенции 1972 г. из-за отсутствия механизма проверки исполнения положений этого документа. Как отмечает в этой связи сотрудник Дипломатической академии МИД России Георгий Вачнадзе, исследования по выработке защитных средств от бактериологического оружия остались разрешенными, и поэтому те, кто очень хотел, могли продолжать разработку любых типов бактериологических препаратов [10]. 

Но вопрос несколько в другом. Причину инициирования Западом Конвенции некоторые эксперты усматривают в том, что мировые центры к тому времени завершили разработку сильнодействующих вакцин, могущих противостоять природным возбудителям заболеваний, составлявших основу БО. Не будем высказываться в поддержку или против этого мнения, а лишь обратим внимание на отдельные факты. 

Еще на рубеже 1960-1970-х гг. по линии Военного агентства перспективных исследовательских проектов (США) прошла информация о возможности создания в течение предстоявших 10 лет некоего синтетического биологического агента, против которого бессилен естественный иммунитет. Тогда же активизировалась программа СПИД, которая, по некоторым данным, была инициирована из-за потенциальной опасности роста населения в мире [11]. 

При этом ряд ресурсов содержит ссылки на меморандумы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) от 1972 г. с обеспечением гиперссылок для скачивания документов [12]. Во всех этих меморандумах подчеркивается возможность создания БО в «вакцинальной» форме, действующего в трехступенчатом разрезе: первичной прививкой наносится удар иммунной системе человека; следующей дозой в организм вводится смертельный вирус; вслед за чем наступает черед подстегивания иммунитета (для создания т.н. цитокинового шока и резкого течения болезни). 

Весьма симптоматично, что термин «цитокин» возник в тот же период, в 1974 г. Он обозначает пептидные информационные молекулы, определяющие выживаемость клеток, стимуляцию или подавление их роста, функциональную активность (при обеспечении согласованности действий иммунной, эндокринной и нервной систем в стабильных условиях и при патологическом воздействии). 

Характерно, что в этом же 1972 г. Комитет экспертов ВОЗ определил эпидемиологический надзор в качестве основного элемента стратегии ликвидации оспы, подразумевающего следующую цепочку: обнаружение случаев заболевания – осуществление эпидемиологического исследования – проведение комплекса антиинфекционных мероприятий. Систематическая вакцинация населения была преподнесена в качестве «поддерживающей меры». 

Что же касается СПИДа, то известный французский специалист в области молекулярной биологии и гомеопатии, вице-президент Международной лиги «Врачи за запрещение вивисекции» (LIMAV) Луи Броуэр обращает внимание на статью в британской «Таймс» от 11 мая 1987 г. В ней параллельно с признанием медиками факта активизации вирусом коровьей оспы других вирусов фиксировалось расхождение их мнений касательно основной роли этого вируса в эпидемии СПИДа. Газета приводила слова анонимного сотрудника ВОЗ о его убежденности в связи между взрывом заболевания СПИДом и вакцинацией против оспы [13]. Причем имело место интересное совпадение – цитируемая французским профессором статья вышла в день первого применения в США аппарата искусственного кровообращения. Случайность это или нет, но как быть с принятием в том же 1972 г. той самой Конвенции? Не просматривается ли тут заинтересованность тех кругов, которые оказались во главе СПИДовой эйфории, в недопустимости дальнейших экспериментов в бактериологической области? Ведь вскоре СПИДометр стал раскручиваться в Африке, после распространения вируса процессе прививок. 

Правда, на этом фоне в 1973-74 гг. некоторые американские специалисты высказывали сомнения в правомерности дальнейших экспериментов по «трансплантации генов», опасаясь, что искусственные вирусы породят новые бактерии, вызывающие рак. Так, при активном участии заведующего кафедрой биохимии Стэнфордского университета (США) Пола Берга, выразившего опасения по поводу изучения рекомбинантных молекул ДНК, на их исследования был наложен годичный мораторий. Однако вскоре было обнародовано, что технология изучения данных молекул «не так опасна». Это заключение привело не только к использованию генов для создания новых фармацевтических средств (интерферон, гормоны роста), но и позволило глубоко проникнуть в молекулярную биологию высших организмов. 

Биовесомый 1979-й. Планета под лупой БО. Личность С.Хэтфилла 

В первые дни апреля 1979 г. над Чкаловским районом закрытого для иностранцев Свердловска пролетело облако сибирской язвы (СЯ). А уже 5 апреля (!) «Голос Америки» сообщил о разработках биологического оружия в СССР и выбросе штамма СЯ в Свердловске, приведшем к многочисленным случаям смерти. Число погибших вплоть до сего дня не афишируется (цифры варьируются от 64 до нескольких сот человек). Причиной их смерти, согласно официальной версии, явилось мясо зараженных СЯ коров. При этом был поставлен диагноз «кожная форма СЯ». Отмечалось, что эпидемия вызвана утечкой спора СЯ из лаборатории засекреченного Центра военно-технических проблем бактериологической защиты НИИ микробиологии Минобороны СССР (военный городок Свердловск-19). Ряд исследователей усматривают в произошедшем проведение сознательного эксперимента – по изучению влияния облака на здоровых мужчин. 

И.Домарадский пишет, что хотя сотрудники Минобороны «официально отрицают свою причастность к этой трагедии, в частных разговорах многие из них настаивают на обратном». По его словам, «военные ходили по домам пострадавших и под видом врачей изымали свидетельства о смерти, якобы для уточнения диагноза» [9]. 

Правда, некоторые эксперты усматривают в этой трагедии «руку врага», заявляя, что СЯ в Свердловске инициирована штаммами возбудителя из Северной Америки (VNTR4) и ЮАР (VNTR6). Но мы не собираемся досконально рассматривать все версии этой трагедии, а лишь хотим обрисовать ее общий фон. 

Вслед за «облачной погодой» в СССР прозвучал «ответ Чемберлену» с другого берега. В октябре 1979 г. разразилась вспышка СЯ в Зимбабве, жертвами которой стали 182 человека, а всего заболело около 10 тыс., большинство из которых – чернокожие повстанцы. Многие исследователи особо отмечали, что это произошло в зоне, контролируемой просоветскими партизанами. 

Весьма показательным здесь является тот факт, что с 1978 г. в Южной Родезии (до 1979 г. так именовалось Зимбабве) проживал некий Стивен Хэтфилл (Steven J. Hatfill), создавший семью с местной жительницей. Согласно ряду источников, он входил в состав элитного подразделения «Selous Scouts», занимавшегося интернированием противников тогдашнего «белого» правительства. Но самое интересное в его биографии не это. Нам придется хронологически забежать чуть вперед, чтобы пролить некоторый свет на образ этого человека. 

В конце 2001 г. С.Хэтфилл попал в поле зрения американских следователей, ведших дело об отправке писем, содержащих споры антракса (СЯ). Напомним, что информация о поступлении этих писем стала фиксироваться практически сразу же после трагических событий в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. Так вот, в Южной Родезии он проживал недалеко от школы Гриндейл – обратного адреса некоторых писем со спорами СЯ. Быть может, это совпадение. Но «Нью-Йорк Таймс» утверждает, что в 1997 г. С.Хэтфилл оказался в Форт-Детрике (штат Мэриленд, США), в Военном институте медицинских исследований инфекционных заболеваний (United States Army Medical Research Institute of Infectious Diseases). Именно там хранилась разновидность возбудителя антракса – т.н. штамм Эймса, пересылавшийся по почте в 2001 г. 

С конца 1998 г. С.Хэтфилл приступил к работе в Международной корпорации по использованию результатов науки (Science Applications International Corporation) при сухопутных силах США (г. Сан-Диего, штат Калифорния, США), выполнявшей заказы оборонного ведомства. Спустя год он участвовал в составлении доклада об опасностях почтовых отправлений на основании результатов исследования возможных последствий «почтовой атаки» при помощи спор СЯ, а также результатов сравнительного анализа ее физических характеристик, выполненного в домашних и промышленных условиях. [14] 

В тот период ученым спецлаборатории испытательного полигона Дагуэй (штат Юта, США) удалось получить небольшое количество СЯ в порошке. Со слов ее представителя Паулы Николсон, порошок был предназначен «для проведения испытаний по защите» от бактериологического оружия [15]. Как отмечал бывший начальник отдела разработок Военного института медицинских исследований инфекционных заболеваний Уильям Патрик, американские ученые планировали создание мобильных лабораторий, могущих производить достаточно антракса, чтобы убить жителей среднего города. 

В 1999 г. на A.F.W. Fabrication, металлургическом заводе в окрестностях Фредерика (штат Мэриленд, США) функционировали, в частности, центрифуга и дробильный аппарат для измельчения антракса с целью придания ему идеального размера для проникновения в легкие человека [16]. В 2001 г., в интересах следствия о «почтовой язве», ФБР намеревалось закрыть эту лабораторию, однако Пентагон сумел ее отстоять, в преддверии войны в Ираке перебазировав ее в Форт-Брэггс. Здесь под командованием того же С.Хэтфилла прошли обучение многие американские военные [17]. 

Мы на основе данной информации не намерены делать далеко идущие выводы или предположения о причинах эпидемии среди чернокожих зимбабвийцев в 1979 г., а лишь констатируем факты. Попутно заметим, что в 2003 г. году С.Хэтфилл подал иcк пpотив Mиниcтepcтвa юcтиции США за распространение о нем «ложных сведений». Через несколько лет подозрения с него были сняты, и суд обязал выплатить ему компенсацию. В 2008 г. Mинюcт cоглacилcя с цифрой (назвал сумму) 5,8 млн. доллapов, причем около 3 млн. С.Хэтфилл получил eдиновpeмeнно. 

Возвращаясь в 1979 г., отметим его биознаковость в планетарном масштабе – как в плане печальных перспектив утечки «биопродуктов» (не суть важно, сознательной или случайной), так и в плане инициирования в необходимый момент зловещих эпидемий. Но самое значительное место во всем этом био-круговороте занимает именно генная составляющая. То есть тема биооружия всегда включала раздел о возможности подхода к его созданию с точки зрения направленности по генетическим признакам. То есть речь идет об его воздействии на конкретные категории населения, что доказывают упомянутые выше случаи биоатак в прошлом веке. Так, основную массу пострадавших в одном случае составили мужчины в возрасте около 30 лет (возраст возможного противника), в другом – чернокожие жители. Современный российский исследователь Юрий Воробьевский пишет, что еще в начале 1970-х гг. академик Ю.Овчинников докладывал высшим политическим кругам СССР о том, успехи науки позволяют вычислить характерный для каждой этнической группы генетический портрет. Это может стать основой для вооружений нового поколения, способных выборочно поражать представителей того или иного этноса [18]. 

Генетические «пробы» или современное преломление «евгеники» 

В конце XIX века британский психолог Фрэнсис Гальтон (к слову, двоюродный брат Чарльза Дарвина) сформулировал основные принципы т.н. «евгеники», обозначавшей научно-практическую деятельность по выведению улучшенных сортов культурных растений, пород домашних животных, а также по охране и улучшению наследственности человека – «качества человеческих рас». На сегодня понятие «евгеника» подразумевает форму социальной философии, учение о наследственном здоровье человека, а также о путях улучшения его наследственных свойств. (Заметим, что в социальном плане Ф.Гальтон практически исключал «природное равенство» между людьми, но это тема отдельного исследования). 

В научно-медицинском плане общепризнано наличие определенных врожденных генетических дефектов, встречающихся в конкретном этническом сегменте чаще, чем в других. Например, среди ашкеназов – выходцев из Восточной Европы чаще, чем в любой другой этнической группе мира, встречаются такие врожденные нарушения обмена веществ, как: болезнь Тей-Сакса (наследственное заболевание нервной системы; по некоторым данным от нее найдена панацея); болезнь Нимана-Пика (ведет к задержке развития); болезнь Гоше (поражение кожи, селезенки, костей и нервной системы) [19] 

Существует «периодическая болезнь», называемая армянской или «средиземноморской» лихорадкой. Это сравнительно редкое генетически обусловленное заболевание, которое встречается преимущественно у представителей народностей, предки которых жили в бассейне Средиземного моря, особенно у армян, евреев (чаще сефардов), арабов, независимо от места их проживания [20]. (Заметим, что этот факт подтверждает происхождение армян из Балкан, то есть из зоны Средиземноморья). 

В свою очередь, у скандинавов и прибалтийцев проявляется другая специфическая болезнь – муковисцидоз, у греков и ряда средиземноморских народов – талассемия, у негроидов – серповидноклеточная анемия. Сотрудник лаборатории популяционной генетики НИИ медицинской генетики Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (СО РАМН) Максим Фрейдин, изучавший роль группы родственных молекул интерлейкинов (ИЛ) в формировании предрасположенности к атопической бронхиальной астме, отмечает: «Полиморфные варианты генов (перечисляются - прим. авт.)...характеризуются специфичностью распространения в российских и сопредельных популяциях различающегося расового и этнического состава, что согласуется с данными по мировому народонаселению». Откуда он выводит наличие «своеобразного генетического портрета» популяции «по частотам аллелей генов ИЛ». Данное «наблюдение» подводит к возможной параллели «между особенностями распределения в популяциях мира аллелей генов-кандидатов распространенных заболеваний и спецификой распространения в этих популяциях мультифакториальной патологии» [21]. Как отмечает президент Российской ассоциации генетической безопасности Александр Баранов, «каждая раса и национальность характеризуется определенным набором генов, поэтому мы такие разные». Отличие происходит по метаболизму клеток, многим биохимическим показателям [22]. 

Здесь будет уместно вспомнить введенное выдающимся основателем новой науки этнологии Львом Гумилевым новое понятие – этническое поле (ЭП), отличное от других полей – электромагнитного, гравитационного и др. Со слов Л.Гумилева, факт существования ЭП проявляется «не в индивидуальных реакциях отдельных людей, а в коллективной психологии, воздействующей на персоны». Поэтому данные поля «не похожи друг на друга, хотя и подчиняются одной закономерности: затуханию первоначального импульса, возникшего вследствие эксцесса (микромутации)» [23]. 

Ну а подтверждение «генетических различий» медициной, вероятно, позволяет специалистам опытно изучать действенность разработок и использования биооружия генетического происхождения. По мнению дотошно исследовавших эту тему, речь идет о создании штаммов, воздействующих на человека по этническому признаку или цвету кожи. Причем не только с целью доведения его до смерти, но и для управления его жизнью. Скажем, с целью «внедрения» в его организм «функций», предотвращающих деторождение, возбуждающих наследственные болезни и т.д. 

Остается только думать, думать и думать... Предполагать. Додумывать. Разбираться. Читать «между строк». 

«Генная» тематика не может хотя бы вкратце не касаться генной инженерии (ГИ). Область интересов ГИ (направления биотехнологии) в целом нередко определяют как «целенаправленные манипуляции с генами». С одной стороны, посредством выделения или изъятия генов сменяется их последовательность. С другой, будучи привнесены из другого вида, они задают организмам необходимые свойства. Уже будучи сильно больным, Ю.Овчинников «пробивал» решение о создании станции искусственного климата «Биотрон» при филиале Института биоорганической химии в г.Пущино (Россия), ставшей впоследствии одним из первопроходцев в данной сфере. Происходило это на фоне появившейся в СМИ информации о создании западными учеными трансгенных растений. В «Биотроне», например, выращивается земляника со встроенным геном суперсладкого тропического растения, «гербицидостойкие» яблони и груши, а помидоры созревают только после обработки природным гормоном этиленом. По словам руководителя «Биотрона» Сергея Долгова, выращивание подобного рода растений осуществляется благодаря встраиванию в «недифференцированные трансгенные клетки» нужного гена [24]. 

Академик Ю.Овчинников наверняка предвидел развитие ситуации в таком ключе, ратуя за создание банка клеток (только ли для генной инженерии флоры и фауны?). «Представим себе, что мы с вами поглощаем пищу, – говорит А.Баранов, – какая-то патогенная вставка может встраиваться в плазмиды (часть клетки, отвечающая за наследственность), которые «гуляют» по всему нашему организму, проникая в самые отдаленные его участки». Внедряясь в живые клетки, «такой комплекс способен блокировать их нормальную работу и, как следствие, производство необходимых нам для жизни белков» [25]. 

Каким образом это возможно? Да мало ли каким. Сегодня ведь уже не секрет, что даже пищевые добавки в продукты (красители, наполнители или другие элегантные термины), поставляемые определенной компанией в различные страны, могут различаться в зависимости от региона экспорта. А гуманитарная помощь для пострадавших от природных катаклизмов зон, включающая и нательные принадлежности, и предметы для внутреннего пользования? Скажете, утопия? Let it be, не вопрос. Но не будем забегать вперед и продолжим фрагментарное рассмотрение био-движения 1980-х.

Продолжение следует

Теймур Атаев, 
политолог Азербайджан 
teymur-ogtay@rambler.ru

Источники:
9.И.В.Домарадский. Перевертыш (ссылка)
10.Георгий Вачнадзе. Военные мафии Кремля (ссылка)
11.Отдельные проблемы ситуации рассмотрены: Теймур Атаев. Глобализация и агфляция или Современное мальтузианство (ссылка
12.См. 1972 WHO Bulletin 47; No 2 Memordanda #1 and #2 Virus-associated immunopathology  (ссылка1, ссылка2, ссылка3)
13.Луи Броуэр. Фармацевтическая и продовольственная мафия (ссылка) 
14."New York Times" - Сибирская язва, терроризировавшая США в 2001 году, имеет происхождение из... Пентагона (ссылка
15.Биологическая атака на США: следы ведут в Пентагон (ссылка)
16.Цит. по: Неопознанная эпидемия для избранных (ссылка)
17.Цит. по: Неопознанная эпидемия для избранных (ссылка)
18.Юрий Воробьевский. Путь к апокалипсису: стук в Золотые Врата (ссылка
19."Болезни". Статья в из Электронной еврейской библиотеки (ссылка
20.Статья "Периодическая болезнь" (ссылка
21.Фрейдин Максим. Роль генов интерлейкинов и их рецепторов в формировании предрасположенности к атопической бронхиальной астме (ссылка
22.Современные разработки генного оружия (ссылка
23.Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли (ссылка
24.Биотехнологи мечтают о растениях без страха и упрека (ссылка
25.Современные разработки генного оружия (ссылка

Поделиться