Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Могильщик из Зарзиса

Print

Каждый год к берегам Туниса прибивает тела мигрантов, погибших во время опасного путешествия по Средиземному морю. Кто же их хоронит, кто воздает последние почести тем, кто не знал уважения при жизни?

Шемседдин Марзуг (Chemseddine Marzoug) быстро упаковывает две бутылки воды и сворачивает с главной дороги на юг, на ухабистый пыльный проселок мимо оливковой рощи и пустыря. На краю бывшей мусорной свалки стоит указатель, на котором на полудюжине языков написано «Кладбище неизвестных».

За последние 10 лет Марзуг похоронил тела более 350 человек, 74 — в одном только 2017 году. Он полагает, что будет и больше.

«Зимой, когда дует восточный ветер, к берегу в бухте Зарзиса волнами прибивает особенно много тел».

Городок Зарзис (Джарджис) на южном побережье Туниса находится в 50 километрах от границы с Ливией, откуда регулярно отплывают в Европу корабли с беженцами. Не менее регулярно «корабли смерти», как их называет Марзуг, терпят крушение, тонут или переворачиваются. Если пассажирам посчастливится, их спасут катера негосударственных организаций или корабли соседних стран.

«Если нет — они попадают ко мне», — говорит он.

«Кладбище неизвестных» на краю бывшей мусорной свалки

 
За каждой могилой — история

52-летний седой мужчина бредет по рядам безымянных могил. Он часто останавливается и наклоняется, чтобы полить цветы, которые посадил на холмиках. Вот две детских могилки. На них лежат кубики лего и игрушечные машинки. За каждой могилой — своя история, своя человеческая судьба, хотя этому волонтеру Тунисского Красного Полумесяца неизвестно ни как звали покойных, ни откуда они приехали.

Впрочем, одна могила выделяется среди других: на ней надгробный камень, а не просто металлическая табличка с номером.

«Это Роза-Мария, 28-летняя учительница из Нигерии», — объясняет Марзуг.

Она погибла весной. 126 человек с ее корабля спасла тунисская береговая охрана.

«Мужчина, который был с ней, живет неподалеку, в лагере беженцев. Он был здесь позавчера, принес цветы».

 
Уважение

Раньше Марзуг был рыбаком. В конце 90-х он и другие рыбаки начали находить в сетях тела или части тел. И тогда, с разрешения властей, Марзуг взялся за организацию похорон на кладбище этого городка. Но время шло, а погибших находили все чаще.

«Люди стали жаловаться, что кладбище переполнено, что с тех пор, как мы начали хоронить иностранцев, местным не хватает места», — объясняет он.

Власти выделили Красному Полумесяцу на краю города участок земли, куда жители свозили мусор. С той поры Марзуг хоронит безымянных людей здесь.

По данным Международной организации по миграции, в январе при попытке переплыть Средиземное море погибло не менее 246 беженцев и мигрантов (по сравнению с 254 в январе 2017 года). В январе в Европу прибыло более 6600 беженцев с юга, что на 600 человек больше, по сравнению с тем же месяцем прошлого года

«Эти люди страдали от угнетения в своих странах и в Ливии, рискуя жизнью, они добирались через пустыню и садились на корабли смерти», — говорит Марзуг.

Он уверен, что хотя бы после смерти они заслуживают немного уважения.

«Я — их семья», — говорит он.

У него непростая работа. Часто ему приходится хоронить только части тела или обезображенные тела, пробывшие в воде много времени. Но он считает, что перед смертью все равны, независимо от происхождения или религии.

«Если мы не сохраним остатки человечности, нас ждет третья мировая война», — говорит он.

 
«Меня считают сумасшедшим»

Марзуг приходит на кладбище два-три раза в неделю, чтобы проверить, все ли в порядке. «Кто-то считает меня сумасшедшим», — пожимает он плечами, идя, сутулясь, от могилы к могиле — все-таки годы тяжелой работы сказались на здоровье.

В смерти этих людей Марзуг прямо винит миграционную политику Европы: никто не инвестирует в Африку, не упрощает получение виз, это заставляет людей садиться на корабли.

Место последнего упокоения утонувших беженцев. Шемседдин Марзуг похоронил более 350 тел за 10 лет, только в 2017 году – 74. Городок Зарзис (Джарджис) на южном побережье Туниса находится в 50 километрах от границы с Ливией, откуда регулярно отплывают в Европу корабли с беженцами. Не менее регулярно «корабли смерти», как их называет Марзуг, терпят крушение, тонут или переворачиваются

Два сына Марзуга тоже рискнули переплыть по морю в Европу. «Они чудом избежали смерти», хотя он всегда был против такой поездки.

«Эти семь лет после революции они вели себя очень стойко, хотя не было ни работы, ни перспектив».

Сейчас он понимает их: в конце концов, в Тунисе молодежь живет немногим лучше мертвых.

Вот вырыта еще одна могила. Здесь она будет последней — больше нет места.

Не имея государственного финансирования, Красный Полумесяц собирает пожертвования на приобретение нового участка под кладбище и катафалка, чтобы больше не возить мертвых на грузовике. Возможно, когда-то будет и банк ДНК, и архив, надеется Марзуг. Но для него ясно одно: люди будут гибнуть в Средиземном море еще долго.


Источник: Qantara.de

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх