Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Египетская революция устанавливает новые социальные контракты и ценности

Мы чувствовали единение, чувствовали себя одним народом, независимо от пола или религии.

Print

Мне довелось стать свидетельницей и участницей революционных событий в Египте, которые начались 25 января 2011 года и длятся до сегодняшнего дня, 6 февраля, когда я пишу эту статью. Я вижу, как миллионы египтян – мусульман и христиан всех верований и убеждений – весь египетский народ объединился под лозунгами стихийной народной революции против тиранического режима – прогнившего от вершины до корней.

От священного «фараона», который цепляется за свой трон и проливает кровь своего народа, до его коррумпированного правительства и правящей партии, которые нанимают головорезов для убийства молодых людей, до фальшивых депутатов, большинство которых запятнаны взяточничеством и скандалами, связанными с наркотиками и женщинами. До так называемой «интеллектуальной элиты», торгующей своими принципами и совестью и разрушившей систему образования, культуру, общественную и личную мораль ради удовлетворения собственных выгод, ради получения более или менее значительного поста в правительстве.

Молодые мужчины и женщины покинули дома и стихийно вышли на улицы, сами организуя и защищая свое движение, которое не смогла остановить полиция.

Элита, контролирующая СМИ и культурную жизнь, была свергнута: партийные деятели-оппортунисты, поддерживавшие правящий режим – открыто или тайно – уже более полувека.

Оппортунизм и двойные стандарты рухнули, развратив государства, институты семьи и личность. Вызвав хаос во имя безопасности, диктатуру во имя демократии, бедность и безработицу во имя развития и процветания, проституцию и неверность в браке во имя морали и свободы выбора, унижение и покорность американо-израильскому империализму ради помощи и партнерства, дружбы или мирного процесса, посадив в тюрьму настоящих творческих авторов и журналистов или изолировав их, запятнав их репутацию, дискредитировав или изгнав из страны.

Миллионы египтян вышли на улицы. Египтян, которые пришли из разных районов, деревень, провинций и городов, от Асвана до Александрии, от Суэца до Порт-Саида, из каждого уголка нашей земли, все устремились в столицу, в Каир, на площадь Тахрир – «площадь Освобождения» - которая стала нашим лагерем.

Оставаясь там 11 дней подряд, прямо на асфальте или в палатках, мы были единым народом, состоявшим из мужчин и женщин. Мы не уходили из нашего лагеря.

На нас нападали переодетые в штатское полицейские, как это было 2 февраля, а вместе с ними – нанятые бандиты, которым платил режим; каждый из них был подкуплен: пятьдесят фунтов и еда из дешевой американской закусочной для простых солдат, взятки побольше – для более высоких чинов.

Напав на нас на площади Освобождения, они были на верблюдах и лошадях, вооруженные разными видами оружия. Меня чуть не затоптала лошадь, когда я стояла на площади вместе с молодежью – меня едва успели оттащить в сторону.

Я видела их своими собственными глазами: они палили во все стороны. Среди пыли и дыма я видела клубы огня в воздухе, видела, как умирают молодые люди, как льется кровь. Это было почти военное сражение между наемниками режима и мирным египетским народом, который требовал свободы, уважения, справедливости.

Комитет обороны революционной молодежи смог восторжествовать над головорезами и арестовать некоторых всадников, всего сто наемников, у которых отобрали их удостоверения личности. Среди них были офицеры государственной службы безопасности, сотрудники полицейских спецподразделений, полицейские низших чинов, безработные, бандиты с улиц, заключенные, бежавшие из тюрем в начале восстания.

Некоторые сознались, что им заплатили по 200 фунтов и пообещали еще по 5 тысяч, если они разгонят молодежь с площади или вовсе пресекут протесты при помощи холодного оружия и бутылок с зажигательной смесью.

Они называли тех, кто выступал против режима «бездельниками, которые вызвали хаос и беспорядки» - по высказываниям помощников Мубарака, отдававших приказы и плативших головорезам, которые запугивали нас.

Молодые люди, расставившие палатки на площади для короткого отдыха в ночные часы, матери, державшие на руках своих спящих детей, сотни молодых девушек, копты и мусульмане – все они ходили с высоко поднятой головой, ощущая дух свободы, уважения и равенства.

Рядом со мной случайно оказались молодые люди из числа «Братьев-мусульман», они говорили: «Мы не согласны с многим из того, что вы пишете, но мы уважаем вас, потому что вы не лицемерите перед властью ни здесь, ни за рубежом».

Когда я была на площади, ко мне подходили люди разных политических и идеологических взглядов, подходили с распростертыми объятиями и говорили: «Госпожа Наваль, мы новое поколение ваших читателей, нас вдохновляет ваше творчество, ваш революционный дух».

Едва сдерживая слезы, я отвечала: «Это настоящий триумф для всех нас, это праздник свободы, достоинства, справедливости, честности и сопротивления».

Девушка по имени Рания Рефаат сказала: «Мы требуем новой конституции, которая не делает различий между людьми на почве религии, пола, убеждений, расы».

Христианин по имени Бутрос Давуд сказал: «Мы хотим нового свода гражданских законов, который не дискриминировал бы личность на почве религии, пола, убеждений».

Молодой человек, которого звали Тарик эль-Демири говорил: «Мы – народный бунт, который устанавливает новый социальный контракт, девиз этой революции “свобода и социальная справедливость для всех”. Люди, которые вершат эту революцию, определяют правила нового правления, выбирают переходное правительство и Национальный комитет по внесению поправок в конституцию, комитет революционных лидеров, чтобы не позволить оппортунистам – тем, кому принадлежат богатство и власть – навязывать нам комитеты, состоящие из людей, не имеющих отношения к нашему восстанию».

«Сейчас египтяне, живущие в Америке и Европе, возвращаются домой, чтобы возглавить эту революцию, но мы говорим: «Те, кто возглавит эту революцию – уже являются ее лидерами, у нас есть свои комитеты… Мы разбираемся в науке, экономике, политике, мы сами создаем комитеты, мы будем выбирать наше переходное правительство и наши национальные комитеты по пересмотру конституции и законов».

Человек по имени Мухаммед Саид сказал мне: «Впервые в жизни я чувствую гордость от того, что я египтянин, сейчас отчаяние и угнетение обернулись победой. Мы платим за свободу кровью мучеников. И никакая сила никогда не заставит нас отступить».

Площадь превратилась в маленький город, в нем была своя больница для раненых, где работали добровольцы - доктора и медсестры из молодежи, а одеяла, медикаменты, перевязочные материалы, воду и еду тоже приносили добровольцы.

Эти дни и ночи я провела рядом с молодыми мужчинами и женщинами. Они создавали свои комитеты и распределяли обязанности: кто-то убирал, кто-то перевозил раненых, кто-то доставлял продукты и лекарства, кто-то занимался охраной; они отвечали на ложь и пропаганду официальных СМИ, называли имена кандидатов в переходное правительство и комитет старейшин.

Стена между институтами и запретами, разделявшими граждан, мужчин и женщин, мусульман и христиан, рухнула.

Мы чувствовали единение, чувствовали себя одним народом, независимо от пола или религии, все требовали отставки Мубарака, суда над ним, членами его партии и правительством за кровопролитие, которое произошло на площади 2 февраля и происходит каждый день, начиная с 25 января, суда за коррупцию и тиранию – за все тридцать лет правления Мубарака.

Наваль эль-Саадави (Nawal el-Saadawi) – известная египетская феминистка, писатель, журналист.

По материалам bikyamasr.com
Восстание в Египте: реальность и прогнозыНа Ближнем Востоке рушится прозападный стройЕгипет: голос народа и история

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Задать вопрос

Имя:

Please type your full name.
Город/страна:

Invalid Input
E-mail:*

Неправильный email.
Тема:

Invalid Input
Вопрос:*

Вы не ввели вопрос.
Возраст:

Please tell us how big is your company.
Пол:

Invalid Input
Семейное положение:

Invalid Input
Образование:

Invalid Input



Неправильный ввод

Вверх