Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Утверждение Ислама в государстве ильханов (часть 1)

Print

Александр Степанченко

Монгольская империя, возникшая в период правления Чингизхана, смогла включить в свой состав государства, народы которых исповедовали различные религии. Распад империи в середине XIII века привел к тому, что сами завоеватели оказались под сильным влиянием завоеванного ими населения. В первую очередь это касалось вопросов религии.

Еще до полного распада Монгольской империи ханом Улуса Джучи стал мусульманин Берке-хан. Он проводил осторожную политику в вопросах религии, стараясь личным примером добиться исламизации своего государства. После его смерти в 1266 году, религиозная ситуация в Золотой Орде оставалась неопределенной еще более пятидесяти лет. Лишь после того, как на престол взошел хан Узбек, Ислам стал государственной религией Золотой Орды.

Схожая ситуация была и в другом монгольском улусе, первым правителем которого был внук Чингизхана хан Хулагу. В 1256 году он возглавил армию монголов в походе на Ближний Восток. Основным противником Хулагу были многочисленные мусульманские государства, которые беспрестанно воевали между собой, тем самым как бы подготавливая почву для более сильных завоевателей.

Хулагу двигался медленно, одного за другим уничтожая своих противников на территории северного и западного Ирана. Тех, кто сдавал города без боя, монголы, как правило, не трогали. Далее на пути завоевателей лежал Багдадский халифат. К середине XIII века халифы утратили былое могущество и влияние, но при этом сохраняли свой статус повелителей правоверных. Но у халифа аль-Мустасима был могущественный покровитель. Это был правитель Улуса Джучи хан Берке. Некоторое время Хулагу не решался атаковать Багдад, требуя от аль-Мустасима выявления покорности. Но халиф отказывался подчиниться монгольскому завоевателю.

В начале 1258 года войска Хулагу окружили Багдад. Его армия имела большой опыт осады крупных городов. Войско монголов было оснащено самыми современными на тот период метательными и стенобитными орудиями. Пытаясь добиться быстрейшего падения Багдада, Хулагу прибег к хитрости. Вот как об этом сообщает летописец Рашид-ад-Дин:

«Хулагу-хан приказал написать шесть ярлыков, мы-де пощадим казиев, ученых, шейхов, потомков Алия, аркаунов и тех людей, что не будут воевать с нами. Грамоты привязали к стрелам и пустили их с шести сторон в город».

Уловка монголов внесла сумятицу в ряды защитников Багдада.

При обстреле Багдада монголы применили такую новинку, как глиняные бутыли с горящей нефтью, которыми бомбардировали город. К середине февраля осадные орудия смогли пробить брешь в стенах, окружавших Багдад. Завоеватели ворвались в город, устроив резню мусульман. При этом евреев и христиан монголы пощадили.

«Среда 7 числа месяца сафара была началом поголовного грабежа и убийства. Войска разом вошли в город и предавали огню сырое и сухое, кроме домов немногих аркаунов и некоторых чужеземцев. В пятницу 9 числа месяца сафара Хулагу-хан въехал в город для осмотра дворца халифа. Он расположился… и пировал с эмирами. Он повелел призвать халифа и сказал: „Ты де хозяин, а мы гости, покажи-ка, что у тебя есть для нас подходящего". Халиф понял правду этих слов, задрожал от страха и так перепугался, что не мог припомнить, где ключи от хранилищ. Он приказал сломать несколько замков и поднес на служение две тысячи халатов, десять тысяч динаров и сколько-то редкостных предметов, усыпанных драгоценными камнями...

Хулагу-хан не оказал им внимания, все подарил эмирам и присутствовавшим и сказал халифу: „Богатства, которые у тебя на земле, они явны и принадлежат моим слугам, а ты скажи о схороненных кладах, каковы они да где“. Халиф признался в [существовании] водоема полного золота посредине дворца. Его разрыли, и он оказался полным червонного золота, все в слитках по сто мискалей», — пишет Рашид-ад-Дин.

Богатств халифа хватило бы для того, чтобы нанять огромную армию и разгромить захватчиков, но он отказался от борьбы и заплатил за это своей жизнью и жизнью своих подданных. Хулагу казнил всех Аббасидов, которые попались им в руки. В огне погибла огромная библиотека, в которой хранились накопленные за столетия духовные сокровища исламской цивилизации. Хан Берке с гневом принял весть о падении Багдада и убийстве халифа. Он пообещал отомстить Хулагу, отправив армию на Кавказ. Начавшаяся война растянулась на многие годы.

После завоевания Багдада монгольская армия устремилась в Сирию, захватив Алеппо. Некоторые правители отказались от борьбы, желая сохранить свою власть и богатства. Без сопротивления распахнул свои ворота перед завоевателями Дамаск. Единственным мусульманским государством, которое еще было готово оказать сопротивление монголам, был Египет.

Накануне похода на Египет Хулагу получил известие о смерти великого хана Мункэ. Он прервал военную кампанию и отвел большую часть армии в Иран. В Сирии был оставлен лишь корпус под командованием нойона Китбука.

Египетский султан Кутуз и эмир Бейбарс не стали дожидаться прихода монголов на берега Нила. Они собрали большую армию и вошли в Палестину. В этот решающий момент поддержку мусульманам оказал правитель Сидона, крестоносец, Жюльен де Гренье. Вероятно, он посчитал, что монголы являются более серьезной опасностью, нежели мусульмане и потому атаковал и разбил один из небольших отрядов Китбука. Христиане позволили египетской армии войти на свою территорию в районе города Акки. Там войска Кутуза получили продовольствие и отдых.

Китбука узнав о наступлении египтян, выступил им на встречу. Решающее сражение состоялось в Палестине, возле поселка Айн-Джалута. Численность мусульманской армии в несколько раз превосходила численность монголов. Но Китбука не уклонился от битвы, полагая, что хорошо обученная и не знавшая до сих пор поражений армия Монгольской империи, сможет без труда разгромить войска султана Кутуза.

Вероятно, так бы и случилось, но Китбука допустил роковой просчет. Он привлек к битве несколько небольших отрядов сирийских мусульман. В решающий момент они стали отступать, что позволило египтянам окружить и разгромить монгольские войска. Битва при Айн-Джалуте, стала первым серьезным поражением армии завоевателей со времени начала их кампании на Ближнем Востоке. После череды тяжелых поражений, мусульмане воспрянули духом, готовясь отразить очередные вторжения языческих орд.

Об авторе
Фото отсутствует

Историк, журналист. Окончил исторический факультет Одесского национального университета им.И.Мечникова. С 2007 по 2013 гг. возглавлял Одесское областное объединение Всеукраинского общества «Просвита» им. Т.Шевченко. Сотрудничал с рядом известных СМИ Украины и США.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх