Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

О причинах принятия Ислама ханами Золотой Орды (часть 2)

Print

Часть 1

  Александр Степанченко

Походы Чингисхана оказали огромное влияние на ход истории во многих странах Евразии. Особенно значительным было это влияние в государствах, которые исповедовали Ислам.

Арабский историк начала XIII века аль-Асир писал о последствиях походов Чингизхана:

«Искры его разлетелись во все стороны, и зло простерлось на всех. Оно шло по всем весям, как туча, которую гонит ветер».

Но всему настает предел, настал он и для расширения Монгольской империи. Уже европейский поход хана Бату показал, что недостаточно завоевать земли, нужно еще суметь их удержать под своим контролем. Это было одной из причин, почему Бату ушел в степи Поволжья, построив там свою столицу. После смерти Бату-хана, власть в ходе ожесточенной борьбы захватил Берке.

Сарай Бату

Приняв Ислам, а затем став правителем Улуса Джучи, Берке не смог или не захотел исламизировать свое государство. Он умер, не оставив наследников по мужской линии. Именно поэтому вопрос выбора хана был вынесен на курултай. На этом собрании новым ханом был избран Менгу-Тимур, внук Бату-хана. Однако наиболее видной фигурой, которая оказывала существенное влияние на положение дел в государстве, был полководец Ногай.

Отца Ногая звали Татар, он был внуком Джучи. Потомки этой линии чингизидов не могли претендовать на ханский трон. Однако это не помешало Ногаю в период правления Менгу-Тимура стать фактическим соправителем хана. Ногай взял под контроль Дунайский улус, где создал свое полунезависимое государство.

Говоря о территориях, которые контролировали завоеватели на западной окраине Золотой Орды, католический миссионер Гильом Рубрук писал:

«От устья Танаида к Западу до Дуная все принадлежит им. Также и за Дунаем, в направлении к Константинополю, Валахия, земля, принадлежащая Ассану, и Малая Булгария до Склавонии».

В 1271 году Ногай принимает Ислам. Это его решение не было случайным. Значительная часть золотоордынской элиты еще в правление Берке приняла новую религию, что касается Ногая, то многие годы службы и близкие отношения с Берке давно подталкивали его к такому шагу. Кроме того, Ногай поддерживал активные связи с мусульманскими правителями Египта.

В золотоордынском городе

В 1282 году хан Менгу-Тимур умер, и на золотоордынский престол вступил его родной брат Туда-Менгу. К этому времени влияние Ногая возросло настолько, что уже спустя год новый хан также принял Ислам. Казалось, вопрос исламизации Золотой Орды решен окончательно. Но Туда-Менгу недолго правил государством. Через пять лет он был убит в результате заговора.

В Золотой Орде наступил период безвременья, когда всего за несколько лет на престоле сменилось три хана. Лишь в 1291 году при поддержке Ногая ханом стал сын Менгу-Тимура Тохта. Вероятно, Ногай рассчитывал, что молодой хан будет во всем слушаться советов умудренного опытом правителя.

Однако Тохта, который был ярым приверженцем тенгрианства, оказался серьезным противником. Конфликт между двумя первыми людьми Золотой Орды вылился в серию сражений, в которых победу одержал Тохта.

Рукн ад-Дин Бейбарс писал о Ногае, что он «долгое время был правителем царства, неограниченно распоряжавшимся потомками Берке, смещал тех из царей их, кто ему не нравился, и оставил, кого сам выбирал». Но наступило время, когда сам Ногай был устранен с политической карты Европы. Вместе с ним исчезло и его едва зародившееся государство.

Правление Тохты было ознаменовано попытками восстановить баланс сил между различными группировками, претендовавшими на власть в Орде. Его религиозная политика была традиционной для чингизидов, исповедовавших тенгрианство. При этом было уже очевидно растущее влияние в Золотой Орде происламской партии. Это было связано с ориентацией Улуса Джучи на связи со странами Востока, в первую очередь с мамлюкским Египтом и государством ильханов.

Смерть Тохты в 1312 году вывела на политическую арену Гийаса ад-Дина Мухаммеда, более известного, как хан Узбек. Новый правитель Золотой Орды приходился племянником Тохте. Узбек еще до прихода к власти был известен как один из лидеров происламских сил. На решение Узбека сделать Ислам государственной религией серьезное влияние оказал двоюродный брат нового хана — Кутлуг-Тимур. Но перед этим Узбеку пришлось выдержать длительное и кровопролитное противостояние со сторонниками тенгрианства.

В «Родословии тюрков» так описывается путь, который проделал Узбек-хан, прежде чем принял Ислам:

«После восшествия на ханский престол до истечения 8 лет он проводил жизнь со всем своим илем и улусом в странах северного (арка) Дешт-и-Кипчака, так как (ему) нравились (вода и воздух) тех стран и обилие охоты (дичи). Когда с начала его султанства истекло 8 лет, то под руководством святого шейха шейхов и мусульман, полюса мира, святого Зенги-Ата и главнейшего сейида, имеющего высокие титулы, указующего заблудившимся путь к преданности господу миров, руководителя странствующих и проводника ищущих, святого Сейид-Ата, преемника Зенги-Ата, он (Узбек) в месяцах 720 года хиджры (12 II 1320—30 I 1321), соответствующего тюркскому году курицы, удостоился чести принять Ислам».

Период правления Узбека был временем расцвета Золотой Орды, в которой Ислам занял господствующее положение.

«В правление Узбека Золотая Орда достигла пика своей военной мощи и политического авторитета среди других государств. В ее культурном развитии был сделан несомненный рывок, позволяющий говорить о зарождении и развитии собственной золотоордынской культуры, как в сфере духовной, так и материальной. Границы государства на редкость были стабильны, и его территория простиралась от Камы на севере до Кавказского хребта на юге и от Оби на востоке до Дуная на западе. Через Золотую Орду проходили безопасные и удобные пути международной караванной торговли, ведшие из Китая в Западную Европу и обратно. На всех торговых путях были устроены речные переправы и через каждые тридцать километров (дневной переход каравана) построен караван-сарай для отдыха людей и животных», — так описывает ситуацию в Золотой Орде в период правления Узбека историк В. Егоров.

Современники с восторгом отзывались о хане Узбеке, восхваляя его целеустремленность и высокий уровень организации, как в личных, так и в государственных делах. Кроме того, он был образцовым мусульманином, сочетавшим в себе набожность и благочестие. Своим наследникам Узбек-хан оставил великую державу, являвшуюся примером для многих исламских государств того времени.

Об авторе
Фото отсутствует

Историк, журналист. Окончил исторический факультет Одесского национального университета им.И.Мечникова. С 2007 по 2013 гг. возглавлял Одесское областное объединение Всеукраинского общества «Просвита» им. Т.Шевченко. Сотрудничал с рядом известных СМИ Украины и США.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх